April 23rd, 2014

"Братья"

Сопли и стенания о будущем пролитии братской славянской крови умиляют. Но не снимают проблему нашего совместного выживания и развития.

В будущем неизбежном столкновении будет и наша вина, вина людей, на четверть столетия добровольно отдавших часть единого русского мира в руки заведомых, лютых, вековых врагов славянства. Вопрос об особом, именно русском ясном уме и стойком характере приобретает здесь непреходящее значение.

Почему у северных славян и народов ими объединенных хватило и воли и разума и сил переварить и исторгнуть из себя вживленных смертельных паразитов либерализма, культа наживы, индивидуальной атомарности и национал-уменьшительства? Южные и западные славяне в массе своей оказались к этому неспособны. И говорить о действенности пропаганды, о ее разрушительном воздействии на подрастающее поколение, - значит замыливать тему и уводить нас от решения проблемы.

Русских обрабатывали не меньше, а в силу их опасности намного, намного больше. Впервые с 1991 года положительную оценку Сталинградской битвы я услышал по телевидению только зимой 2000 года. До этого целое десятилетие, на фоне русской Голгофы безработицы, нищеты и бессмысленности существования нас постоянно выжигали напалмом неполживости и национального унижения. Но это привело к обратным результатам. И эти результаты стоят сейчас постоем в Крыму и в бухтах Севастополя.

Видимо, так было и в ордынские времена. Мы, в отличии от Малороссии, вошедшей в Великое княжество Литовское, а затем и в Речь Посполитую не влились в Орду. Не приняли ни ее обычаев, ни ее веры, ни ее языка. После систематического уничтожения баскаков, монголы не осмеливались править нами лично и напрямую осуществлять иноземный гнет, в отличие от польских панов на Украине.
Наша, во все времена проклинаемая современниками элита, в процессе своей беспощадной межвидовой конкуренции, не замыкалась на интересах только своей элитарной группы, и всегда, как только это позволяли силы, объединяла и вооружала нас против внешних врагов, без раздумий ставя на кон свою жизнь и свое положение, и как мы видим сейчас, каков бы ни был генезис этой элиты, бандитский ли, чекистский ли, либеральный ли, это правило ее поведения, вполне подходит под определение социального и исторического закона, - рано или поздно, свобода и независимость Родины становятся важнее личного комфорта, физической безопасности, шелкового скарба и драгоценного хабара.

Ничего подобного мы не видим в ином славянстве. Исключением здесь могут быть только сербы которые никогда не смирятся с положением чехов, поляков, и уж тем более боснийцев. Не могу сказать, что в таком нашем поведении виновато исключительно Православие. Как показывает опыт создания Униатской церкви и деградация православной Украины, желание и жажда свободы и исторической субъектности невозможно объяснить лишь Верой и Обрядом.

Да, мы жестче чем остальные славяне. Жестче в оценках, в поведении, в реакции на угнетение. Но только эта жесткость и является залогом и нашей, и всеславянской цивилизованной жизни. В противном случае, они давно бы уже разделили судьбу американских индейцев. Мы не умеем и не хотим улыбаться миру без повода. Пусть лыбятся они, а мы над ними посмеемся.

Кровь наша, при объединении страны лилась рекой. Убежденная в гибельности феодальной раздробленности после ордынского разорения Руси, Москва не задумываясь билась и с Тверью, и с Новгородом и с Киевом. Безумие разделения привело Олега Рязанского на Куликово поле в стан Мамая. курских севрюков под руку Витовта, смоленское боярство под длань польского короля. новгородскую олигархию под Папскую курию.

Всех тех "братьев" и "славян", кто по недомыслию, алчности, или злоумышлению, поднимает оружие на великое всеславянское единство и на свободное и независимое будущее своих потомков, кто плюет на могилы своих великих предков и обменивает драгоценную кровь и заветы своих дедов на яркую шелуху обертки от использованного гейевропейского презерватива мы будем бить и учить как предателей. А в случае некоторых и неизбежных летальных исходов хотелось бы заметить, что Природа и Бог обычно не предполагают наличие потомства у дураков, безумных сребролюбцев, злоумышленников и Иванов не помнящих родства.